Вы находитесь здесь:   /
rss Новости rss Статьи rss Все
Тусовка России

Вашуков и Бандурин: «За вилкой нагнулся – полкуплета пропустил».

Михаил Вашуков и Николай Бандурин – артисты по-своему уникальные: на современной эстраде в жанре куплета кроме них не работает никто. Вместе они почти двадцать лет, когда–то закончили в Питере Музыкальное училище при консерватории и стали артистами разговорного жанра. Потом волею судьбы в руках у Николая оказалась миниатюрная гармоника, а у Михаила – гитара. С тех пор все знают Вашукова и Бандурина как куплетистов, исполняющих едкие сатирические стишки под музыкальное сопровождение.

- Начиная разговор с артистами, конечно же, не могу не спросить: как случилось, что артисты-сатирики вдруг запели?

Вашуков: Сначала наш дуэт был просто разговорным. Но когда мы пришли на худсовет, в Ленконцерте числилось 350 артистов разговорного жанра, среди которых были, например, Олейников и Розенбаум – бардов тогда тоже причисляли к разговорникам. Нам сказали откровенно, что шансов попасть в штат у нас почти нет. Тогда мы с отчаянья исполнили куплеты. Номер понравился, и нам предложили показать его еще раз через неделю.

Бандурин: За эту неделю мне пришлось научиться играть на гармошке.

- А как она у вас появилась?

Бандурин: Мы тогда занимались парным конферансом, и одна знакомая актриса предложила нам купить гармошку у известного куплетиста Павла Васильевича Рудакова. Когда–то был такой знаменитый дуэт «Рудаков и Нечаев». В ту пору, когда нам предложили приобрести инструмент, Пал Василич уже лет десять как не выступал, а зарабатывал тем, что писал тексты для исполнителей, ставил номера как режиссер, а еще продавал свои гармошки, которых у него была целая коллекция. Он покупал их, сам реставрировал…

Вашуков: Он вообще был, что называется «рукастый мужик». Дома у него целая мастерская была, где он реставрировал антикварные инструменты.

Бандурин: Гармошку мы купили по тем временам дорого – за 400 рублей, а было это в 1986 году.

Вашуков: Это была половина того, что мы заработали за все гастрольное лето. На вторую половину сыграли свадьбу.

Бандурин: Продавая гармошку, Пал Василич сказал, чтоб мы не выступали, пока он нас не посмотрит. Но у нас было безвыходное положение – через неделю решалась наша судьба. Мы и рискнули и победили. Правда, с перевесом в один голос. Из семерых членов худсовета трое были за нас, трое против, а известный конферансье Бен Бенецианов, посмотрев нас, махнул рукой и сказал: «Пусть поют!» Уже через несколько дней мы выступали на концерте в знаменитом питерском концертном зале «Октябрьском», причем шли сразу после Михаила Боярского, что по тем временам было очень почетно.

Вашуков: Потом попали в программу «В гостях у смеха» и стали ездить по стране.

- Сейчас вы играете на той же гармошке?

Бандурин: Да, она еще позапрошлого века, 1890 года.

- Как вы себя ощущаете в своем жанре? Трудно быть единственными или, наоборот, легко?

Вашуков: В этом жанре мы чувствуем себя очень органично: как только стали петь куплеты, поняли – это наше. Мы не возрождали его, а стали продолжателями того, что делали те же Рудаков и Нечаев. Вообще жанр куплета достаточно старый: был петербургский куплет, московский – более разухабистый, а одесский стал смешением всего. Надеемся, что кто–то из молодых артистов когда–нибудь пойдет по нашим стопам.

- Как в те годы воспринималась критика, которая звучала в ваших   куплетах? Худсовет не запрещал?

Бандурин: Были курьезы. Пригласили нас выступать на слете Комсомола, а было это как раз в 1986 году. Начали нас просматривать ответственные товарищи. Один посмотрел и говорит: «Почему у вас ничего нет про Питер? Какой смысл критиковать то, что к этому городу не относится?» Мы переделали. Смотрит другой: «А что это вы Питер критикуете? У вас, что других тем нет?» Мы переделали. Так, изменяя текст восемь раз, наконец, пришли к компромиссу.

- Ребята, а кто пишет вам такие смешные тексты?

Бандурин: С авторами у нас проблема. (вздыхает) Поскольку в жанре куплета мы единственные, то и авторов куплетов тоже практически нет. Для нас пишет Георгий Териков, он писал еще для Рудакова с Нечаевым, Шурова, Бенецианова.

- Разве написать куплеты так трудно?

Бандурин:

«Нас связал с Восточным краем
Спутник «Молния - 1».
Ловлю крабов наблюдаем –
Не едим, так поглядим!»

- Есть ведь, наверное, и какие то вечные темы, не однодневки. Например…

Вашуков: Теща! (улыбается) Это всегда актуально.

Бандурин: Наши эстрадные звезды часто дают нам повод для шуток и темы для куплетов.

- А они не обижаются на вас?

Бандурин: А чего тут обижаться? Не хочешь, чтоб о тебе говорили - не делай личную жизнь всенародным достоянием.

-  Вы много выступаете?

Вашуков: Не так много, чем раньше. Причин две. Первая - у людей стало меньше денег на развлечения. Вторая – стало гораздо меньше музыкальных театров, причем не только в провинции, но и в крупных городах. Взять, к примеру, Москву и Питер. В Москве театр Эстрады мы потеряли – там целый год шел мюзикл «Чикаго», но и после его закрытия мы вряд ли попадем на эту сцену. В Питерском театре Эстрады - «Варьете». Эта сцена тоже для артистов эстрады утрачена.

- Зато сейчас в обеих столицах появилось много площадок в ночных клубах. Наверное, их посетители хотят не только есть и танцевать, но и посмеяться в перерывах между первым и вторым?

Бандурин: В клубах мы тоже выступаем.

Вашуков: Обычно хорошо идем под горячее.

Бандурин: Но там, во–первых, часто нет сцены, что само по себе неудобно. А во–вторых, наш жанр все–таки предполагает, что люди будут слушать внимательно. А тут за вилкой нагнулся – полкуплета пропустил, и смысл уже непонятен.

- Молодым артистам–юмористам, наверное, еще трудней пробиться на сцену и на экран?

Вашуков: Конечно, трудно. У них еще нет своей полноценной программы, а где можно показать один–два номера? Очень помогает молодым мэтр нашей эстрады Евгений Ваганович Петросян. Он просматривает номера молодых артистов, проводит своего рода мастер–классы, даже тексты заказывает авторам.

- На гастролях, наверное, бывают смешные случаи?

Бандурин: Однажды собрались мы на гастроли в Туркмению. Стали печатать афиши, а фото, как назло, получились очень неудачными – пришлось давать их маленькими, в одну треть афиши, а фон дорисовывать: получился такой большой красно–зеленый пиджак…

Вашуков: Один на двоих.

Бандурин: А под ним маленькие такие фото. Впрочем, не так уж и плохо это смотрелось. Приехали мы в город, спрашиваем у администратора: «Народ на концерт собирается?» Тот невозмутимо отвечает: «Нет, у нас народ на лилипутов не ходит!» Они решили, что если фотки меленькие, то и артисты ростом не вышли.

Вашуков: А вот другой случай. На гастроли в Миасс мы отправились со своей аппаратурой: колонки, микрофоны со стойками и множество других увесистых мелочей. Спать легли в час ночи, а к месту назначения прибывали в пять утра. Попросить проводницу, чтобы она разбудила нас пораньше и мы смогли заранее вытащить аппаратуру в тамбур. Разделись до трусов – было жарко, и легли спать. Просыпаемся от стука в дверь: «Ребята, вставайте!» - это заботливая проводница нас будит. Смотрим в окно – уже станция: «А сколько стоянка?» «Две минуты!» За две минуты в трусах мы еле-еле успели перекидать аппаратуру на перрон. Наверное, со стороны это выглядело смешно, но я тогда сорвал спину.

Бандурин: Потом как–то приехали в Ашхабад. По всему городу были вывешены красочные афиши, где в двух столбцах написано: «Вы увидите» и «Вы услышите». В числе других шуток и куплетов было объявлено «Исцеление от болезней». Перед концертом к нам в гримерку зашел очень серьезный товарищ из налоговой и потребовал разрешение Минздрава на «исцеление». Как не доказывали мы ему, что речь идет о юмористическом концерте, никак не хотел верить. Помогло лишь вмешательство главного администратора.

- Вы любите розыгрыши?

Бандурин: Меня трудно разыграть. Я человек недоверчивый, везде ищу подвох. Но однажды на гастролях был забавный случай. Разыграл меня ударник Льва Лещенко. Подходит ко мне за кулисами и начинает говорить на каком–то тарабарском языке. Причем, все окружающие его почему-то понимают, а я – нет! Говорю: «Может, ты выпить хочешь?» Он что–то бормочет в ответ непонятное. Я снова с вопросом. Долго мучился, пока не понял, что это розыгрыш. А вообще, в любом розыгрыше главное, чтобы он был смешным и необидным.

- Ваши близкие принимают участие в творческом процессе как критики или соавторы?

Бандурин: Самое непосредственное. Моя жена Марина по образованию актриса и режиссер. Она сейчас стала нашим продюсером. Мишина жена по образованию педагог, но тоже дает свои советы. Хотя самый строгий критик – моя мама. Когда она видит меня по телевизору, всегда звонит: «Коля, я видела твой номер. Ты был ужасно подстрижен!» «Мама, а как тебе реприза?» «При чем здесь реприза? Как ты мог выйти в таких брюках?» Дочь Катя - критик доброжелательный. Она сама актриса, несколько лет назад даже снялась в рекламе шоколадного батончика «Шок» вместе с Тарзаном. Потом в «Большой стирке» Андрей Малахов спрашивал ее, какие у них отношения сложились с партнером. К счастью, у нее хорошее чувство юмора.

- У вас есть куплеты на все случаи жизни?

Вашуков: Конечно! Но жизнь не стоит на месте и подбрасывает нам все новые сюжеты!

Лариса Суетенко

tech

10328
Фотогалерея
Видео
ИА №ФС77−55373 от 17 сентября 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Учредитель: ООО «ПРАВДА.Ру»
Система Orphus
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
©2006-2017 Все права защищены
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей за 24 часа Rambler's Top100