Новости

Атас! Князь Пожарский и советник Фандорин ловят банду и главаря

Только-только отгремели фанфары, возвестившие об окончательной разгадке «Турецкого гамбита» титулярным советником Фандориным. И вот Эрасту Петровичу снова суждено продемонстрировать свои феноменальные способности сыщика, но уже в чине советника статского.

Хотя перерыв между двумя фильмами из «фандоринской саги» небольшой, сам главный герой претерпевает значительные изменения. В картине Филиппа Янковского Фандорин возмужал, приобрел надменный столичный лоск, вооружился тросточкой и обзавелся камердинером-японцем. Неизменными, пожалуй, остались лишь заикание, успех у женщин и комбинаторский гений «русского Холмса».

Сохранилось также удивительное привилегированное положение Фандорина. Если в «Турецком гамбите» он был чем-то вроде секретного дипломата с уклоном в детективы, то в «Статском Советнике» он «чиновник особых поручений» при московском генерал-губернаторе. Теперь дипломаты и военные в его окружении сменились жандармами и чиновниками охранки, но суть осталась прежней: Фандорин продолжает совать свой нос в самые запутанные дела и оказывается на голову выше иных профессионалов.

«Статский советник» стал прекрасным подарком в первую очередь всем любителям беллетристики Бориса Акунина. Создатели проекта отнеслись к оригинальному тексту также трепетно как Питер Джексон в свое время к «Властелину колец». Фильм выглядит сугубой экранизацией, а не вольной фантазией на тему частного сыска. В общем, хоть многие детали и частности изменены, все эти изменения происходили под бдительным руководством того же Акунина.

Итак, Эраст наш Фандорин возмужал, но в корне изменились и его враги. Это раньше он занимался то вражескими агентами, то шпионами, то мошенниками. Теперь задача посерьезней. Отечеству угрожает не внешний, а внутренний враг – злодей-террорист, с холодными мыслями, револьвером в руке и бомбой под мышкой. Эраст Петрович принимается за поиски террористической Боевой Группы, которая промышляет убийством важных государственных персон. Временами гений московского сыска напоминает Штирлица, раскладывающего интеллектуальный пасьянс, а временами неугомонного Шарапова, готового сесть на хвост «Черной Кошке».

«Статский советник» исполнен в модном нынче стиле псевдоисторической реконструкции. Фильм пестрит гротескными элементами и напоминает маскарад или костюмированное действие, в котором принимают участие «звездные господа»: Михалков, Табаков, Меньшиков, Хабенский, Бондарчук, Ефремов, Машков, Миронова, Фандера – замучаешься перечислять! Беллетристский талант Бориса Акунина здесь как нельзя кстати: ни один персонаж не имеет психологической глубины и не выходит за пределы схематического наброска черт, манер поведения, мимики и жестов. Так что актеры просто играют самих себя, за отсутствием ролей как таковых.

Мир, в котором действует пронырливый Фандорин, – это небылица, достигающая исторического масштаба. От одежды пахнет химчисткой, наложенные бакенбарды и усы приобретают небывалые размеры и формы, обилие телефонных аппаратов впечатляет. История преподносится в калейдоскопическом ключе: мелькают, сменяя друг друга, дворцовые залы, апартаменты, бордели, гостиницы, склады, бани, кабаки, и от всего этого тянет пошлой, жизнерадостной возней и проституцией. Веселят гротескные персонажи типа полковника Бурляева (Федор Бондарчук) и японского подданного Масы. Статский советнишка может дважды поднять голос на великого князя, и этот сословный экстремизм вызывает у зрителя долгое пролетарское сочувствие.

«Статский советник» не может быть историческим фильмом, потому что он в высшей степени современен. Если напрячь болезненное воображение, то можно угадать в генерал-губернаторе Долгоруком мэра Москвы Юрия Лужкова, в полковнике Пожарском – зарвавшегося питерского силовика, в противостоянии жандармов и охранки – стычки милиции и ФСБ-эшников. Ну а бомбист Грин, которого еще Акунин с издевкой величал «самым опасным русским террористом», – это, наверное, чеченский бандит Басаев, никак не меньше. И уж совсем злободневной представляется тема борьбы с «оборотнями» на государственной службе. Словом, акунинским историям не откажешь в злободневности.

Но это, так сказать, блюдо. А ведь к нему еще и соус прилагается: «сексисткая установка» виднейшего графомана выдержана на все сто. «Стальной человек» Грин (Константин Хабенский) переходит из шаловливых лапок бордельщицы Жюли (Мария Миронова) в надежные руки партийной связной Иглы (Оксана Фандера), и секс-бомба буквально исполняет свою роль. Радует глаз сладкая эротика в исполнении Фандорина и нигилистки Эсфири (Эмилия Спивак), окрашенная в японские тона. Тем не менее, самой сексуальной сцены, которая была в оригинальном тексте, – купания Фандорина с Пожарским в Петросовских банях - нам не покажут. Увы!

Теперь от ягодок да цветочков к темам «серьезным». По замыслу, «Статский советник» должен стать развенчанием идеи революции как таковой. Немало художественных средств потрачено на то, чтобы постебаться над честным образом революционера: террористическая ячейка БГ похожа на банду урок, народник Емеля вместо Маркса в день по чайной ложке читает «Графа Монте-Кристо». Довершает картину анекдотический диалог:

- Ты любил по настоящему?
- Гвозди клади! Не помню..

Мораль сей басни заключена в старых, как мир, формулах: «зло пожирает зло», «лес рубят – щепки летят». Революционеры – всего лишь провокаторы, которых люди поумнее используют в своих личных целях.

Как раз таким «человеком поумнее» является полковник Пожарский, с естественной легкостью исполненный великим Никитой Михалковым. Причем если в книге Пожарский – это обычный изворотливый карьерист, который ловко уничтожает своих соперников на пути к заветной должности, то Михалков сумел придать образу Пожарского четкие инфернальные черты. «Плохо, когда нет проблем» - таков девиз мерзавца чиновника с говорящей фамилией.

Г-н Михалков наверняка часть монологов написал сам. Иначе как объяснить коронное пожарское «Россию просрем!». «Глебчик», диапазон которого простирается от записного шута до крупного беса, предсказывает стране такие времена, «когда Иван Грозный покажется гимназисткой». По сравнению с этим замечательным негодяем, фигура Фандорина как-то теряет вес, статский советник меркнет и отходит в тень, так и оставшись «чистоплюем» и «лишенным гибкости» человеком.

Вдоволь насладившись отменным экшеном, пальбой и драками, покидаешь кинотеатр с ощущением легкого тумана в голове. Зло пожрало зло, но сознание этого почему-то не воодушевляет.