Новости

Группа "Браво": нестареющие стиляги

Группа «Браво» по–своему неповторима. Это продукт «хрущевской оттепели», который, возродившись в 80-х – «пасмурном» периоде частой смены вождей – сумел сохранить уникальную музыку 60-х. Группа «Браво» сумела пережить и перестройку с группами–однодневками, и повальное увлечение роком. Без судорожных записей новых альбомов продержаться более 20 лет и удачно вписаться в современный рынок, не сотворив при этом N-го количества новых шлягеров.

«Браво» по-прежнему слушают и в дорогих машинах, и в студенческих общежитиях. Вот уже больше месяца продолжается гастрольный тур группы по городам России и Украины. Их концерты собирают три поколения поклонников, а тем временем подрастает и четвертое. Столь долгая жизнь стала поводом для разговора с основателем и лидером группы Евгением Хавтаном.

День рождения: драку заказывали?

- Женя, знаю, что группа «Браво» появилась в 83-м, в 86-м получила статус профессиональной, в 87-м выпустила свой первый виниловый диск. Почему же годом своего рождения вы называете 84-й?

- Днем нашего рождения мы считаем памятный концерт в одном из ДК, который чуть не стал для нас последним. Это были андроповские времена, когда наряды милиции устраивали в дневное время облавы в кинотеатрах и магазинах, интересуясь, почему граждане не на рабочих местах. Цензура была достаточно жесткой, тексты каждой песни нужно было литовать – то есть утверждать и визировать.

Тут появляется молодая группа, которая поет неутвержденные песни, собирая толпы поклонников. Мы не могли не заинтересовать органы внутренних дел. И вот на том мартовском концерте после пары песен, которые мы успели спеть, на сцене появились сотрудники Бескудниковского отделения милиции и повели нас - сначала за кулисы, а потом доставили на Петровку.

- Вас били?

- Нет, но настроены стражи порядка были агрессивно. Их предупредили, что мы «фашиствующая группа», а потому обращались с нами довольно грубо.

- Отпустили быстро?

- Если бы! На Петровку мы ходили еще около года. Собирались вместе неподалеку в «Сосисочной», а потом шли давать показания. Крови нам тогда попортили порядочно: это поначалу все казалось забавным приключением, а потом оказалось значительно серьезней. Нами интересовались тогда сразу два ведомства: Лубянка изучала наше литературное творчество, пытаясь найти там крамолу, а ОБХСС пытался обвинить по статье «Частное предпринимательство», по которой нам полагалось от 3 до 5 лет. И это были уже не шутки. В то время Алексей Романов (группа «Воскресенье») из-за подобных обвинений отсидел около года.

- Но потом все–таки ваше дело закрыли?

- Все прекратилось само собой, поскольку руководство снова поменялась. Прежняя власть была уже на последнем издыхании, потому не могла ударить сильно. Конечно, это не прошло для нас даром: меня несколько раз выгоняли из института, наш ударник потерял работу. Но мы смогли снова выступать, а слухи о сорванном концерте и запретах только прибавили нам популярности. Хотя, как я уже говорил, наш день рожденья чуть не стал нашим последним днем.

Оранжевый галстук против белых роз

- При Горбачеве стало работать легче?

- При Горбачеве в стране начался хаос, то же самое происходило и у артистов. Многое изменилось, но не все к лучшему. Не стало цензуры, упразднили худсоветы, которые все–таки играли положительную роль, не давая хода песням с невысоким художественным уровнем. С одной стороны, путь песни от создания до исполнения сократился, но, с другой стороны, в это время на сцену хлынул целый поток бездарности и пошлости. Неподготовленные зрители не смогли сразу разобраться, что хорошо, а что плохо. Это были времена «Ласкового мая», собиравшего тогда стадионы. И хотя тот период закончился, его плоды мы пожинаем и сейчас.

- Именно в то время (в 1988 году) вашу группу оставила солистка Жанна Агузарова.

- Она решила делать свою сольную карьеру, и на этом наши пути разошлись. За последующие 6 лет у нас сменилось несколько солистов: Евгений Осин, Ирина Епифанова, Валерий Сюткин, а с 1994 года у нас поет Роберт Ленц. К моему большому счастью, все разногласия с участниками группы, которые неизбежны в любом коллективе, у нас возникали исключительно на творческой, но не на коммерческой почве…

- Как вы находили своих солистов? Или они находили вас?

- Жанна позвонила мне сама поздно ночью, получив мой телефон от общих знакомых. Валерия Сюткина пригласил я, увидев его выступление. Мое представление о том, какой должна быть группа «Браво» в конкретный период своего существования, естественно менялось - и по счастливой случайности в нужный момент появлялся новый солист, который и соответствовал этим представлениям. Конечно, он привносил что–то свое, но при том стиль группы практически не менялся.

Звезды по каталогу

- К своему двухдесятилетнему юбилею вы выпустили новый CD «Звездный каталог», где золотые хиты группы «Браво» поют молодые исполнители. По какому принципу отбирали солистов?

- С большинством из них я был хорошо знаком, и они приняли мое предложение с радостью. У Земфиры, например, самая любимая певица - Жанна Агузарова. Других, как Билли Новика, разыскал я сам. Позвонил ему, договорился о встрече. И был рад, что мою идею он поддержал с радостью.

- Для тех, кто не имел счастья послушать это CD: перечислите, кто еще работал над этим проектом.

- Музыку записывала группа «Браво», а песни - Илья Лагутенко, Макс Покровский, Дима Спирин из панк–группы «Тараканы», Таня Литвиненко из группы «Карнавал», Гарик Сукачев спел дуэтом с Машей Макаровой, Сергей Мазаев, группа «Би–2», Максим Леонидов и Билли Новик из группы «Биллис бенд». А завершает альбом моя новая песня в исполнении группы «Браво».

- Мне лично альбом очень понравился. Но удивило то, что все исполнители, как–то очень легко вписались в музыкальную стилистику «Браво» - индивидуальность отошла на второй план. А Земфира действительно, пусть и отдаленно, напоминает Жанну Агузарову. Получается, солистом «Браво» может стать любой исполнитель?

- Да. Только если он действительно талантлив.

Не злые и не брутальные

- А кто ваша публика?

- Наша публика особенная: думающая, чувствующая. С интеллектом и хорошим вкусом. Среди наших поклонников много студентов, интеллигенции… Мы много ездим по стране, выступаем в больших городах. С радостью замечаем, как хорошо нас принимает молодежная аудитория, которая становится все больше.

- Вы по–прежнему пишете музыку сами? Не было желания поработать с другими композиторами?

- За всю историю «Браво» мы исполнили не больше пяти чужих песен: одна из репертуара «Депеш мод», «Лучший город земли» Магомаева, «Верея» Гарика Сукачева… ну, и еще может пара. Есть музыканты, которые предлагают нам свои песни, но пока творческого альянса не возникло.

- Знаю, что вы пишете еще и стихи.

- Был и такой опыт, но музыка мне ближе.

- Считается, что популярность того или иного коллектива напрямую зависит от телеэфиров и ротаций на радиостанциях. Вас на телеэкране увидишь нечасто, но, тем не менее, вашей популярности может позавидовать и «Фабрика звезд», и те, кого мы слышим в эфире практически ежедневно.

- Мы в этом смысле не исключение. Существует масса коллективов, которые не показывают по телевизору, но, несмотря на это, они живут богатой творческой жизнью. Вы знаете такую группу «Пятница»?

- Слышала.

- Так вот она собирает колоссальные аудитории. На них ходят люди, которые не смотрят «Фабрику». Мы на телевидении не частые гости. Не скажу, что такая система нас вполне устраивает, но менять что–то в творчестве вряд ли будем. Мы такие, какие есть: не грозные, не брутальные…

- …а добрые и веселые?

- Иногда и грустные, хотя больше запоминаются наши веселые песни.

- В чем же секрет вашего творческого долголетия?

- Секрет? (Евгений задумывается – авт.) Может, в том, что мы пишем нефиговые песни. Иногда еду в машине, слушаю радио, а там звучит моя песня… Приятно!

- А представляете, сколько еще людей в этот момент едут в машинах и с удовольствием слушают ваши песни?

- И от этого мне еще приятней.