Новости

Больше концертов для группы с оркестром или эмоциональные бури в классике

Сегодня все меньше людей слушает классику. Молодежь перестает ходить в театры, посещать концертные залы, где звучит серьезная музыка. Раньше вы, включая телевизор или радио, на каком-либо из каналов могли обнаружить симфонический концерт или оперу, а теперь все иначе. Однако, что делать в такой ситуации знает, похоже, Игорь Вербицкий - дирижер Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии.

- Игорь, отчего некогда всемогущая классика сдала свои позиции "попсе"?

- Сегодня человек, щелкая по многочисленным каналам, везде видит одно и то же: "Фабрику звезд", Верку Сердючку, и т.д. При этом все преподносится как самое прекрасное и замечательное из того, что есть у нас в стране - своеобразный венец творения на сегодняшний день. В различных творческих союзах больше склок, нежели заботы о качестве выплескиваемых на головы населения "произведений".

На самом деле, если оглянуться на 2-3 века назад, то мы с удивлением обнаружим, что вообще не было никакого разделения на классическую и неклассическую музыку. Существовала музыка церковная и светская, но при этом использовались одни и те же инструменты. И те же композиторы, которые писали музыку для церкви, создавали произведения для балов, проводившихся в домах уважаемых людей того времени. Грубо говоря, балы - те же самые дискотеки. Если внимательно посмотреть на сюиты Баха, написанные для оркестра, то можно заметить, что все они состоят из танцев. Причем это не только танцы, являющиеся аристократическими – например, менуэт. Но и джига, которая была простонародным танцем, и другие подобные. В общем, практически вся музыка предназначалась, как сейчас говорят, "для ног". Ну, чем не "попса"?

Если сравнить произведения, предназначавшиеся "для ног", и те, что создавались "для души", разница будет невелика. Например, вальсы Чайковского звучали и в опере, и на балах. Затем постепенно произошло разделение на чисто классическую музыку, музыку "для ног", и отдельно - для оперы. Многие композиторы начали экспериментировать. Естественно, постепенно круг людей, которые могли такую музыку воспринимать, все сужался и сужался. Но были и творцы, волновавшие сердца современников, собиравшие полные залы - так, как сейчас собирают лучшие рок-музыканты. Достаточно вспомнить историю с премьерой первого фортепианного концерта Прокофьева, когда возбужденные зрители ломали стулья в зале. С тех пор человеческое восприятие и реакция не изменились.

- Трудно, однако, представить беснующуюся публику на концерте, скажем, Шнитке.

- Могу привести интересный пример. В свое время я занимался историей русской церковной музыки. Кстати, православные музыкальные каноны не приняты до сих пор. Попалась мне интересная фраза. Тогда не было многоголосного хорового пения, все пели в один голос. И современник писал, что в хоре певцы от переполняющих их эмоций танцуют, бьют себя кулаками в грудь. Не правда ли, напоминает сцены из американских фильмов, где показывают католические негритянские богослужения?

Поэтому разделять музыку на два противоположных лагеря - совсем неправильно. Классические произведения, особенно написанные в 19 веке и ранее, очень просты для восприятия. Нужно лишь желание их услышать. Не случайно музыка Моцарта или Чайковского воспринимается людьми, которые впервые приходят на концерт, без особого напряжения. Потому что эта музыка настолько естественна и настолько затрагивает человеческую душу, что для понимания ее не требуется особых знаний.

- В провинции даже большого желания порой недостаточно. Некому играть и негде.

- Я никогда не забуду своих гастролей в городе Глазове, небольшом городке недалеко от Ижевска. Чайковский родился неподалеку в Водкинске, таком же маленьком, где был, тем не менее, огромный оружейный завод, директором которого являлся его отец. Глазов входит в эту область. Был фестиваль, посвященный Чайковскому, и мы давали концерт с Воронежским симфоническим оркестром. Кинотеатр Глазова - единственная подходящая площадка, был переполнен. Я провел два концерта и люди, которые, может быть, впервые в своей жизни услышали симфонический оркестр, приходили в восторг. Все это придает мне уверенности, что я и другие музыканты, играющие сегодня классику, делаем нужное дело.

К сожалению, сейчас государство выездные концерты не поддерживает. Но для любопытствующих горожан особых препон нет. Просто нужно сделать первый шаг: пойти в филармонию, оперный театр, попросить своих более сведущих знакомых, чтобы они помогли разобраться, что слушать начинающим.

Конечно, есть очень сложная музыка. Многое из того, что написано в 20 веке, вообще может восприниматься только профессионалами. И все же большинство произведений доступно любому, у кого отрыто сердце для восприятия. Если некому посоветовать, есть общедоступные концерты в филармонии. Во-первых, они доступны по своей стоимости, во-вторых, судя по программе, там подбирается музыка, которая подойдет неподготовленному слушателю. Кроме того, сегодня можно пойти практически на любую оперетту, что, безусловно, поможет прикоснуться к прекрасному миру классической музыки.

Вернемся к моменту, о котором я упоминал. О бьющих себя в грудь церковных певцах. Почему подобное происходит? Потому что те, кто одевает черные фраки и белые рубашки, испытывают такую же эмоциональную бурю, что и рок музыканты. Это действительно так. Иначе люди, которые посвятили себя классической музыке, давно бросили бы свое занятие, тем более что сей труд оплачивается в нашей стране очень скромно.

- Может, для того, чтобы вернуть классике популярность в массах, ее полезно время от времени «компоновать» с попсой? Как вот, помнится, Монтсеррат Кабалье спела песню «Барселона» в тандеме с Фредди Меркьюри – и как это прозвучало!

- Два стиля музыки, искусственно разведенные в наше время в стороны, относительно часто находят друг друга в новом объединении. Например, у группы "Дип Перпл" есть альбом "Концерт для группы с оркестром". Это тот уникальный вариант, когда была написана специальная сюита, которую группа играла вместе с Лондонским королевским оркестром. Еще одна замечательная группа "Emerson, Lake and Palmer". У них просто колоссальные альбомы, а такого "клавишника" я никогда не слышал. Он написал рок-обработку сюиты для фортепиано Модеста Мусоргского "Картинки с выставки", под впечатлением картин своего друга Гартмана. Это совершенно потрясающая музыка. Она имеется и в оркестровом варианте.

Сегодня наиболее "продвинутые" рок-музыканты, которые действительно задумываются над своим творчеством, пытаются найти новые пути - и волей-неволей однажды все равно движутся навстречу классической музыке. Они или начинают привлекать классические инструменты, или дают возможность композиторам, которые умеют оркестровать, обрабатывать свои песни. Был такой замечательный дирижер, мой учитель, профессор Равиль Мартынов - так он с оркестром неоднократно выступал с группой "Аквариум". Это были выдающиеся сейшены.

- С чего бы лично Вы начали поднимать престиж классики?

- Нужна популяризация, "раскрутка" на уровне масс-медиа. К примеру, если раньше нам по радио говорили, что Бетховен - это хорошо, то сейчас о нем вообще ничего не говорят, его просто нет. Художникам и писателям в этом плане больше повезло. Режиссеры все чаще обращаются к классике - вспомним хотя бы фантастический успех сериала "Идиот". Классической музыке пока что не везет. Но если мы не будем "идти в народ", если будем просто замыкаться в своем кружке, то растеряем и оставшуюся популярность.

Между прочим, хочу заметить: все саунд-треки к американским фильмам до сих пор пишутся с помощью симфонического оркестра. Почему они не переходят на электронику? Оказывается, американские профсоюзы добились, чтобы во избежание потери музыкантами их работы Голливуд в обязательном порядке использовал реальные симфонические оркестры для записи мелодий к фильмам. Таким образом сохраняется музыкальная культура.

- По-моему, на современную молодежь ничто не оказывает такого влияния, как показательный пример чужого оглушительного успеха. Это из разряда "круто" - "не круто".

- Согласен, чужой успех может потрясти до глубины души. Мне как-то посчастливилось видеть успех человека, который написал классическое произведение для хора. Это было исполнение замечательной кантаты петербургского композитора Валерия Гаврилина. "Симфония-действо "Перезвоны" - так она называется. Потрясающая музыка. Минут сорок пять после исполнения слушатели не отпускали автора. Когда видно, что человек полностью выложился, ответная реакция публики бывает совершенно восторженной. И видно, что все эти люди счастливы – и музыканты, и зрители.