Британские ученые

Травма мозга – не помеха интеллекту?

 

В 1888 г. журнал «Медикал пресс оф Нью-Йорк» сообщил о человеке, в результате серьезной травмы потерявшем значительную часть мозга. Врачи предсказали, что жить ему осталось недолго. Но, несмотря на это, пострадавший после операции, как ни в чем не бывало, очнулся и заговорил. Он прожил еще 26 лет, жалуясь иногда на головокружения. Правда, незадолго до смерти его разбил паралич.

В 1935 г. в Нью-Йорке появился на свет ребенок без мозга. Несмотря на столь существенный «дефект», он прожил достаточно долго и ничем не отличался от других детей.

В 1940 г. в Боливии от опухоли мозга умер 14-летний подросток. До самой кончины он находился в здравом уме, хотя страдал сильными головными болями. После вскрытия врачи обнаружили, что у пациента фактически не было мозга.

Немецкий профессор Хуфеланд сообщает о паралитике, до самой смерти сохранившем нормальные умственные способности. Когда он скончался, выяснилось, что в его черепной коробке вместо мозга была жидкость.

В 1953 г. одному американцу провели операцию по удалению правого полушария мозга. Пациент не только выжил - его умственные способности и интеллект не пострадали никакого ущерба.

Особый интерес представляют примеры, связанные с выдающимися людьми. Так, знаменитый ученый Луи Пастер в 46 лет перенес кровоизлияние в мозг, после чего у него фактически вышло из строя правое полушарие. Тем не менее, он прожил еще целых двадцать семь лет, активно занимаясь научной работой.

Согласно некоторым источникам, мозг вождя пролетариата В.И. Ленина после смерти превратился в сгусток извести. Но произошло это, как определили специалисты, когда Владимир Ильич был еще вполне работоспособен.

Кстати, еще в 20-х гг. прошлого столетия исследователь К. Лэшли, проводя опыты на животных, обнаружил, что удаление у крыс того или иного участка моз­га никогда не приводило к исчезновению выработанных ранее условных рефлексов.

Любопытна и история нашего современника, москвича Павла Кочнева. 8 лет назад с 18-летним юношей приключился несчастный случай - он упал с балкона третьего этажа! «Приземлился» неудачно, прямо на бетон... Следствием падения явился перелом свода черепа. Месяц Павел провел в тяжелой коме. Потом пришлось все учиться делать заново - говорить, двигаться...

Когда я выписался из больницы, родители заявили: «Мы не имеем, конечно, права тебя заставлять, так как не знаем, каково это и каких физических усилий это тебе будет стоить... Хочешь, сиди на диване и смотри телик. Но можно попробовать восстановиться. Только для этого придется попахать!»

Я задумался: в 18 лет уже инвалид, еще и не пожив толком... Но после трехдневного восстановления левых руки и ноги я пребывал в эйфории и, еще ничего не зная о характере травмы, твердо заявил: «Буду восстанавливаться!» Скрипя зубами, через боль, выполнял упражнения... Врачи обещали, что лет через пять можно будет подумать о продолжении учебы в вузе (за два месяца до трагедии я поступил в институт). Но не прошло и двух лет, как я снова пошел учиться! Доехать общественным транспортом до института для меня уже было подвигом...

Таким образом, восстановление шло без отрыва от учебы. Однако из-за травмы мне пришлось учиться писать левой рукой. Записывать лекции было непросто. Родители купили мне диктофон, но тогда диктофоны были плохого качества, и я стал запоминать лекции! Старался развивать память, учил математику...»

Сейчас Павел пишет талантливые стихи и философские эссе и планирует поступать в театральное училище. На отборочном туре он всего за несколько минут выучил басню для чтения приемной комиссии, что, наверное, не под силу большинству людей со здоровым мозгом.

Может быть, наш интеллект и сознание вовсе не связаны с головным мозгом? Доказательство этого факта стало бы сенсацией в научном мире. Дело за исследователями!