Вы находитесь здесь:   /
rss Новости rss Статьи rss Все
Социум

Булки на деревьях. Письма канадского пролетария - 21 июня 2005 г.

Письмо 5 (Продолжение. Письмо 4 здесь)

Когда в России кто-то про кого-то эмигрировавшего куда-то рассказывает, что человек не работает, а живет припеваючи, потому что сидит на пособии – не верьте. Welfare существует не для того, чтобы сидя на нем, люди наслаждались жизнью. Он создан для того, чтобы безработный иммигрант Иванов или коренной житель Джонсон не ночевали под мостом. И не шли на большую дорогу.

Безработица, unemployment. Как много в этих звуках для сердца иммигрантского слилось… Когда я подавал заявление на получение пособия, безработица в целом по стране составляла 14 процентов, при этом, например, в провинции Ньюфаундленд - 40. И что, 40 процентов трудоспособных жителей провинции стройными рядами вышли на паперть? Нет, сидели на вэлфэре, при этом те, у кого есть совесть, искали работу, те, у кого нет (о них позже), не искали, но в голодные обмороки не падали.

Коммунизм? Своего рода. Канадцы искренне гордятся тем, что живут в цивилизованной стране с социальными гарантиями, высокими налогами и готовы разделить свой доход с неимущими. Социальные гарантии были и в Советском Союзе, это не нравилось свободолюбивой интеллигенции, и в сегодняшней России о них остались одни светлые воспоминания. Здесь, в Канаде, этим коммунизмом дорожат. Еще дорожат и гордятся бесплатной медициной (в США она платная).

Что можно себе позволить на welfare? Не много. На одного человека это 520 долларов в месяц, что далеко не Рио-де-Жанейро, если учесть, что канадский доллар колеблется в диапазоне от 60 до 80 американских центов, что самый дешевый угол в таун-хаузе здесь стоит как минимум 350, буханка самого дешевого хлеба доллар, пачка сигарет 7-8, проезд на гортранспорте - 2.75. Хотя транспорт-то тебе как раз оплатит welfare, купив bus pass на месяц. При этом ты должен периодически документально отчитываться в том, что свой bus pass ты используешь строго по назначению: ездишь по заведениям и проходишь интервью с целью трудоустройства. В любом welfare-центре есть бесплатный Интернет и факс для рассылки резюме потенциальным работодателям.

Подав на welfare, ты становишься клиентом благотворительных контор. В одной к празднику подкинут пачку вермишели и пару банок консервов, в другой - бесплатный комбинезон для ребенка, сапожки. За одеждой добро пожаловать в магазин Армии Спасения, где продаются ношеные вещи и всегда стоит сильный аромат нафталина. Если врач выписал лекарство, его тоже оплатит welfare, заболел зуб – бесплатно удалят (а вот лечить бесплатно не будут). И все.

К 20-м числам месяца не остается ни цента. Занимаешь у знакомых. Потом отдаешь. Потом, через месяц, снова занимаешь… Welfare это стиль жизни. Поздно ложишься. Поздно встаешь. Поход в магазин. Поход в столовую Армии Спасения, сегодня там одаривают вчерашними хот-догами. Обедать там не хочется: вокруг психи, алкаши, наркоманы, бомжи, вид и запах которых не способствует пищеварению, «заверните с собой, please. Thank you so much…» Теперь домой. Падаешь на диван, смотришь телевизор, звонишь по телефону, снова телевизор, телефон, диван... Вымыл посуду, принял душ, включил телевизор, на всех каналах дикая скучища…

Жизнь стала нудной, однообразной, угнетает безделье, угнетает то, что считаешь каждую копейку. В России в последние годы тоже считал, но там мог себе позволить каждый день газеты покупать, раз в неделю с товарищами бутылочку «приговорить», здесь об этом и мечтать не стоит.

Хотя насчет «бутылочки» - это я напрасно. Сегодня, например, заходил Рабар, принес бутылку Smirnoff.

- Мне говорили: если к русским приходишь в гости без бутылки водки, то наносишь оскорбление их национальной гордости.

- Правильно тебе говорили, еще вежливее принести две...

У Рабара свой специфический взгляд на безработицу и на welfare: это что-то вроде «заговора богатых» с целью безжалостной эксплуатации на рабочих местах. Не знаю… На мой взгляд, подход какой-то чересчур марксистский. Что же касается безработицы как социального явления, то в ней действительно присутствует какая-то фундаментальная несправедливость. Изгоняя Адама и Еву из Эдема, Бог сказал: «В поте лица будете добывать хлеб свой». Он не сказал: будете есть бесплатный хлеб, искать работу и воспринимать ее как акт благодеяния.

…Несколько лет спустя я снимал комнату в двухэтажном таун-хаузе. Кроме меня под крышей дома жило 6 человек. Я был единственным иммигрантом и единственным работающим, остальные квартиранты были профессиональными вэлфэрщиками.

Мike, например, когда-то давно работал. На определенном этапе жизненного пути он пришел к выводу, что это дело недостойное, успешно закосил под хроническую депрессию и сел на пособие по инвалидности. Он квебекуа, т.е. франко-канадец, и периодически жаловался мне на то, как англо-саксы дискриминируют его соплеменников в Онтарио. Дискриминация выражалась: в двух тысячах долларов, которые он ежемесячно получал и практически полностью тратил на марихуану и кокаин; в бесплатных завтраках, обедах и ужинах, которые он мог поглощать в столовой Армии Спасения, а мог, как инвалид, заказать на дом по телефону; в талонах на одежду, которую он мог приобрести пусть не в бутике, но и не в магазине Армии Спасения; в длинном списке других льгот, включая бесплатный bus pass и бесплатные лекарства от болезни, которой он не страдал.

Длинноволосый Scot и его толстая подруга Kim так много, как Mike, не получали, но все что получали, тоже тратили на кокаин. Если я шел в близлежащий бар, то Scot, обладавший каким-то феноменальным чутьем на такие вещи, падал мне на хвост, пока не был грубо послан. Время от времени между ним и Kim вспыхивали ссоры по одному и тому же сценарию: купив порцию кокаина, парочка возвращалась домой, после чего Kim посылала любимого за чем-нибудь на кухню. Вернувшись с кухни, Scot обнаруживал дверь комнаты запертой и принимался биться в нее своим тупым лбом с одним и тем же текстом: «Open the fuckin’ door, you bitch!!!» («Открой факаную дверь, ты, сука!!!»). Дверь она, конечно, откроет, вот только с кокаином он уже пролетел. Не работали оба, потому что, сами понимаете, работы хорошей нет, а на плохую зачем идти?

Beth, 45-летняя уроженка Ванкувера, всю жизнь поступает в университеты. Поступает безуспешно, но на подготовку все равно требуется время, поэтому Beth не до работы. В Ванкувере остались двое детей, они живут с ее матерью. А Beth поступает в очередной университет, на этот раз в университет Carleton в Оттаве.

Эти люди не наркоманы, не пьяницы, не бомжи и не разбойники. Просто им всю жизнь что-то мешает работать. Как я понял из разговоров, у их родителей были те же проблемы. Я знаю, что им всем мешает работать. Welfare им мешает.

Наши люди этим делом тоже не брезгуют. Об этом в следующем письме.

Продолжение следует

Обсудить на форуме 

tech

7210
Фотогалерея
Видео
ИА №ФС77−55373 от 17 сентября 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Учредитель: ООО «ПРАВДА.Ру»
Система Orphus
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
©2006-2017 Все права защищены
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей за 24 часа Rambler's Top100