Политика

СПС загнал себя в щель между мирами

"Союз правых сил" вообще испытывает тягу с мистификациям и розыгрышам. То вдруг в центральном офисе неожиданно возникает пожар, в огне которого бесследно сгорают деньги и платежные ведомости. То количество оплаченных агитматериалов оказывается разы больше затраченных, согласно официальным отчётам, сумм. В общем, Воланд с его четвёртым измерением нервно курит в сторонке. Возможно, что свою роль сыграло и то, что офис СПС на Малой Андроньевской располагается в здании, где первоначально находился старообрядческий храм Николо-Рогожской общины (так называемой "беглопоповской").

Но в конце прошлого года "старообрядческая" жизнь "правых" подошла концу. Партии позарез были нужны деньги, а считающийся главным спонсором партии глава РАО "ЕЭС России" (ныне ликвидированной) Анатолий Чубайс не спешил оплачивать безумные проекты своих соратников. На финише избирательной кампании в Госдуму выяснилось, что нечем оплачивать работу агитаторов, выпускать газету и т.п. По итогам выборов партия набрала менее 1% голосов, что означало следующее: избирательный залог в 60 млн рублей партии не возвращается, партия лишается государственного финансирования, да ещё и остаётся должна государственным СМИ от 130 до 170 млн. рублей за предоставленный эфир и печатные площади.

Сообщения о продаже центрального партийного офиса появились в конце прошлого года. Член политсовета СПС Борис Немцов чуть позже в интервью "Коммерсанту" подтвердил информацию о продаже партийного особняка, однако сказал, что не знает, кто является его покупателем: "Какая-то крупная компания, потому что заплачено много денег". С государством, впрочем, партия рассчитываться не спешит, а вот прочие долги, судя по всему, Никите Белых и Ко удалось ликвидировать.

Так или иначе, но, по словам пресс-секретаря СПС Анны Солодухи, до 15 июля 2008 года партийный аппарат должен полностью перебазироваться в новый офис. При этом, речь идёт не о покупке здания, а лишь о его аренде. Располагается новая штаб-квартира в бывшей промышленной зоне на юго-востоке Москвы по адресу: Остаповский проезд, дом 3.

На первый взгляд, ничего особенного в этом адресе нет. Краткий экскурс по справочникам не дал результатов: обычное здание, которых в Москве великое множество. А вот у поклонников творчества Макса Фрая сердечко наверняка ёкнуло.

Это строки из "Энциклопедии мифов" Макса Фрая - героя цикла повестей в жанре иронического фэнтези "Лабиринты Ехо". На самом деле под этим псевдонимом скрывается писательница Светлана Мартынчик, но разговор сейчас не об этом. За приключениями сэра Макса, в одночасье ставшего культовым героем, с интересом следят люди всех возрастов. Загадочный и неуловимый, он находится где-то между мирами. Как и тот самый дом в Остповском переулке.

"Идем, - покровительственно говорит Франк. – Для начала я покажу тебе дом; вернее, ту его часть, которая захочет тебе открыться. Видишь ли, дом этот – единственный в своем роде, поскольку построен на заброшенном пустыре между мирами, на перекрестке судеб, на границе сбывшегося и несбывшегося".

Поклонники Макса даже создали своеобразную "Максофрайскую географию Москвы" - список мест в Москве, которые так или иначе упоминались у Макса Фрая. Это и Гнездиковский переулок - первое жилье Макса в Москве в "Энциклопедии мифов", и второй дом Макса в Старомонетном переулке. Среди них и дом №3 на Остаповском проезде.

Его пытались найти многие. На литературных форумах любители Фрая частенько задают вопрос своим собеседникам, не бывал ли кто из них на Остаповском проезде. Толпы поклонников Фрая ездят посмотреть на это место. И хотя ничего кроме толстых труб "фабрики облаков" не находят, возвращаются туда снова и снова.

"Я не живу несбыточными надеждами. Знаю, что узкого неприметного лаза между первым и семнадцатым номерами больше нет и, скорее всего, никогда не было: нумерация домов на нечетной стороне Остаповского проезда обрела внутреннюю логику; пятерка, семерка и прочие цифры в должной последовательности красуются на своих местах. Только тройка по-прежнему отсутствует, и это кажется мне добрым знаком. Я ни на что не рассчитываю. Я не настолько наивен, чтобы полагать, будто дом Франка действительно привязан к определенному географическому адресу. Езжу в Остаповский проезд лишь потому, что меня тянет сюда как магнитом".

Что станет с "Союзом правых сил" дальше? Выйдет ли он из сумрака или же навсегда застрянет между мирами? Смогут ли отыскать путь к цитадели либерализма его поклонники? Как знать, быть может ответы на эти вопросы мы не получим никогда.

Арина Семёнова