Новости

Откровения Шендеровича


Избиратели имеют право знать правду о тех, кого выбирают! Вообще-то кандидаты на выборные должности не так часто балуют электорат откровенными рассказами о себе - все больше обходятся рекламным глянцем. Но избирателям 201-го (Университетского) округа Москвы повезло - известный юморист Виктор Шендерович, баллотирующийся по этому округу, не склонен скрывать от народа ничего - даже свои сексуальные привычки.

"В начале восьмидесятых, в Забайкальском Военном Округе, я боролся за существование так, как никакому Дарвину не снилось. Чем только не занимался, - вот только защиты Родины не припомню. Из осмысленных действий вспоминаются онанизм и разгрузка мебели для начальника тыловой службы. А впрочем, было бы странно, если бы полковник тыловой службы носил мебель самостоятельно, когда есть я", - заявил Шендерович в эфире программы «Плавленый сырок».

Никто, собственно, не спрашивал у юмориста, как он обходился без женского общества во время службы в армии - признание, судя по всему, вырвалось у него как-то само собой. В качестве иллюстрации к следующему тезису: «одно из двух: или России не повезло с народом - или с государством. Либо народ такой тупой, что не хочет сам себя защищать от внешней угрозы, либо государство такое тупое, что не может уберечь человека от армейского идиотизма. Потому что наша всеобщая воинская имеет отношение к чему угодно, кроме защиты Родины…»

Остается только добавить, что по мнению Шендеровича, парламентская деятельность тоже не имеет никакого отношения к реальной политике. «То, что сегодня называется парламентской деятельностью, вот это вот сидение на пленарных заседаниях, комитет по патриотизму и так далее - всей этой ерундой я заниматься не намерен» - уверенно заявил Шендерович корреспонденту газеты «Новые Известия».

Возникает закономерный вопрос: зачем же тогда опытный она... простите, юморист, собирается баллотироваться в Госдуму? Вероятно, уютные кабинеты здания на Охотном Ряду располагают к более привычным Шендеровичу осмысленным занятиям. Тем более, что таскать мебель его уже никто не заставит.