Новости

Эвнер Айзенберг: «Первое апреля для меня – самый обычный день»

Во ВГИКе состоялся мастер-класс крупнейшего американского артиста Эвнера Айзенберга – человека, которого сравнивают с Чарли Чаплиным, известного во всем мире своими представлениями, где играет он один. Эвнер объяснял студентам свою технику, тактику игры, демонстрировал приемы, рассказывал о своих взглядах на искусство смешить людей.

Для Эвнера Айзенберга клоунада – самое непосредственное, самое чистое искусство: ведь ничто не отделяет игру клоуна от смеха зрителей. «В открытом контакте работают открытые чувства, - говорит эксцентрик, - соответственно, главная ошибка жанра происходит, когда человек сознательно стремится рассмешить других». Для него такая ситуация – провал. Эвнер ценит неосознанную, спонтанную шутку, которую предлагает нам реальность, сама жизнь. Наверное, поэтому на вопрос «Какие шутки вы припасли на первое апреля?» он ответил, что не знает и что первое апреля для него – такой же день, как и все остальные.

«Люди смеются, когда у других что-то не получается», - так Айзенберг понимает юмор. Можно сказать, что в таком принципе соединяются и желание непосредственности и американский индивидуализм. Но надо всегда иметь в виду, как сильно Эвнер настаивает на том, чтобы шутка была непреднамеренной.

Для иллюстрации он привел пример из его практики в американской школе актерского мастерства (а преподает он и в Германии, и в Финляндии, подумывает о спецкурсе в России). Один из студентов делал костюм. Ему очень хотелось, чтобы вышло смешно, он старательно вырезал бумажные пуговицы, выделывал причудливейшие узоры, но достичь желаемого не получалось – никто не смеялся. В конце концов, тот студент настолько отчаялся, что едва не заплакал – вот тогда-то и начался Смех. Это был настоящий смех, смех из жизни, а значит – самый ценный для клоуна.

Но клоун выходит на сцену явно с целью смешить людей, явно преднамеренно, явно с расчетом, и тут справедливо возникает вопрос: как же воплотить эту непосредственность в жизнь, как не думать о том, что хочешь насмешить? Айзенберг научился не думать, он научился своей непосредственности. На сцене он импровизирует. Эксцентрик умеет на пустом месте создавать свои «проблемы», превращать их в новые и еще новые – за смехом дело долго не станет. Вывернулась нога – наклонился, чтобы вернуть ее в прежнее положение – вытянулась, удлинилась рука; привел ее в порядок – повернулась набекрень голова. И так почти до бесконечности.

Айзенберг говорит: «Моя задача – устроить себе «проблему» и начать играть, остальное меня не волнует. Как будет вести себя зритель – это уже не моя забота». «Однажды у меня было выступление, - рассказывает Энвер, - где никто не смеялся. После окончания один мой друг пришел за кулисы и спросил, как же так может быть, почему никто не смеялся? А я ответил: «Я не представляю, чтобы я делал, если бы они начали смеяться. Зачем это? Какое мне дело до того, что им смешно, а что нет?»

При этом чаще всего на его концертах смеются, очень громко и много. Концерты «без смеха» случаются у Энвера очень редко.