Политика

Потусторонние силы не смогли уберечь Михаила Касьянова от зуботычины

Экс-премьеру Михаилу Касьянову не везёт в общении с радикально настроенной молодёжью. 7 декабря 2003 года, во время выборов в Госдумы, на избирательном участке №107 активистка "Национал-большевистской партии" Наталья Чернова, крикнув "Ваши выборы - фарс!", бросила в премьер-министра РФ Михаила Касьянова яйцо. "Касьянов же проявил двуличность, так свойственную российской власти: перед телекамерами заявил, что поступок Натальи есть "элемент демократии", а затем, руками своего начальника охраны, написавшего заявление о возбуждении уголовного дела, упрятал маленькую хрупкую блондинку в тюрьму (и это, надо полагать, тоже является проявлением демократии по-кремлевски). 9 декабря Пресненский суд г. Москвы принял решение отправить Наталью Чернову в следственный изолятор, в отношении другого активиста НБП - Алексея Тонких, проходящего по тому же уголовному делу по ст. 213 ч. 2 УК РФ "Хулиганство" (от 2 до 5 лет лишения свободы), предпринята мера пресечения - подписка о невыезде. То, что в России за мирную, ненасильственную акцию бросают в тюрьму молодую красивую девушку, не делает чести нашему государству", - сообщал официальный сайт НБП.

 

Прошло два с половиной года - и ситуация в корне изменилась. Теперь уже пострадавшие от касьяновского произвола нацболы готовы пожертвовать своей жизнью и здоровьем ради бывшего представителя власти. Как сообщает "Газета.Ру", пострадал Михаил Касьянов и на этот раз. Точнее, пострадала его челюсть. "Вынырнув из толпы журналистов, окруживших бывшего главу правительства, он ударил Касьянова кулаком в скулу, после чего был скручен находившимися неподалеку национал-большевиками", - пишет корреспондент интернет-издания Илья Барабанов.

 

Тем не менее, пресс-служба М. Касьянова опровергла факт физического контакта кандидата на пост президента РФ с молодым человеком, представляющим "Евразийский союз молодёжи". В связи с этим Yoki.ru разыскали возмутителей спокойствия, которые и рассказали как всё происходило.

 

Геннадий Бодров

 

- Я зашёл в зал там выступали разные старые либералы, а когда вышел посол Великобритании, я раскинул по залу листовки и стал кричать "Слава империи" и "Смерть "Другой России". На меня тут же сзади набросились охранники, причём было сразу видно, что охрана состоит из НБП, поскольку что многие были с серёжками в ухе, одеты как попало, то есть сильно отличались от охранников гостиницы.

 

Схватили, зажали рот, потащили из зала... И в вестибюле, когда я стал вырываться, кричать, - причём я был абсолютно спокоен, видел все эти безумные, искажённые злобой лица, - и в это время сразу несколько человек стали хлестать меня по гениталиям. Но поскольку они были ослеплены ненавистью, но точного удара нанести мне не смогли и всё осталось целым. Меня это удивило, потому что в наш союз перешло несколько нацболов - это вполне вменяемые, адекватные люди, которые понимают ситуацию в стране. А эти вели себя как животные, сломали мне два ребра.

 

Когда меня вытащили на улицу, какой-т нацбол зашипел: "Сдохла ваша империя", - и я ему дал пощёчину. После этого она стал орать, что его избивают. Дальше меня окружила толпа нацболов, обняла какая-то девушка и тоже стала шипеть: "Сколько тебе заплатили?". Я просил её снять с меня руку, потому что она была жутко холодная. В общем, было омерзительно: какие-то некачественные, кривые, искорёженные каким-то непонятным гневом рожи...

 

Я так думаю, что конференция - всё же мероприятие высокого уровня. Нацболов умыли, приодели, раздали рации, объяснили как себя вести - и они почувствовали себя военизированным подразделением, изначально ориентированным на какой-то бунт, отсюда вот и такое поведение. Просто для сравнения хотелось бы привести пример с либеральными митингами. Если нас на них задерживали, то либо просто просили уйти, либо выводили и передавали в милицию. То есть не было никаких претензий. Аздесь какая-то безотчётная злоба.

 

Владимир Никитин

 

Я чуть позже вошёл и когда увидел, что Геннадия схватили и потащили, то стал пробираться в его сторону, а там как раз сидел Касьянов. Ну я его и стукнул. В некотором роде это была месть за друга. Ну и в целом, Касьянов - это такой российский Ющенко. Так что это был, конечно, в первую очередь политический акт.

 

После того, как я дал Касьянову пощёчину, то был тут же повален на пол, получил несколько ударов по лицу. Но тут кто-то сказал, чтобы меня не били сейчас, потому что слишком много телекамер. Тогда меня подняли и стали рубашкой душить, так, что было практически невозможно дышать. Уже в фойе я попытался кричать, что меня душат и тогда молодой человек, который руководил действиями нацболов, аж подпрыгнул от ярости, стал тоже кричать, чтобы увели прессу. Я не знаю как его зовут, но видел его часто на нацбольских митингах.

 

А дальше - меня забрала милиция, посадили в автобус. Касьянов, я так понял, не стал на меня заявление подавать, поэтому меня отпустили часа через четыре. И жалею я только об одном: меня запомнили и вряд ли получится проделать то же самое ещё раз.