Новости

«Царство небесное»: кузнец Орландо Блум выковал свое счастье без Бога

Голливудские режиссеры затерли до дыр всемирную историю. Наскоро разделавшись с античностью («Троя» Вольфганга Петерсена, «Александр» Оливера Стоуна), они с трудом одолели раннее средневековье («Король Артур» Антуана Фукуа) и, похоже, совсем облажались с крестовыми походами. Ридли Скотт, отгрохав очередной пеплум и вложив в него ни много ни мало 130 млн. американских денег, снял совсем неисторический фильм.

И правильно! Историки из американских режиссеров никудышные. Тем более, что современные школьники, отвыкшие от учебников, не делают разницы между событиями реальной истории и миром Толкиена или Джорджа Лукаса.

Итак, «Царство небесное» Ридли Скотта это не исторический фильм, а скорее романтическая полудрама-полусказка. Впрочем, это нисколько не умаляет его художественных достоинств. Мои рекомендации – в кинотеатре сразу расслабиться и отключить мозги, благо они не понадобятся в течение всех 2,5 часов, что длится фильм. Жуй попкорн и наслаждайся фонтанами крови, если это зрелище, конечно, способно тебя веселить.

Что за катавасия творилась в конце 12 веке на Святой земле в принципе неважно. Главное знать, что есть хороший парень Орландо Блум, он же барон Ибелин, два мерзавца тамплиера Ги де Лузиньян с Рене де Шатийоном и мудрый до цинизма Саладдин, а все остальное, как говорится, в руках Аллаха.

Герой Блума скоренько превращается из кузнеца Балиана в рыцаря, а в перспективе за боевые заслуги ему светит трон царя Иерусалимского и рука прекрасной Сибиллы (Ева Грин). В общем, это детали. Главное, что в руках Блума и Лайэма Нисона мечи смотрится как присохшие и навевают воспоминания о леголасовых ушках и джедайском электричестве в воздухе.

«Царство небесное» в первую очередь стоит смотреть из-за красивых пейзажных и батальных сцен, хорошо подобранных костюмов и четко выведенных персонажей. Героическая оборона Иерусалима, думаю, никого не оставит равнодушной. Иногда, правда, кажется, что фонтаны крови, которые при ударах извлекает мистер Ибелин, слишком обильны и неестественны. Конные маневры могут напомнить компьютерную игрушку, но, как говорится, у кого что болит..

Только экшеном фильм Ридли Скотта не ограничивается. Так уж заведено, что создатели голливудских пеплумов солидную часть времени, свободного от драк и любовных нег, отводят нравоучительным проповедям. Учитывая, что любовных сцен в «Царстве небесном» не предвидится, то морали накопилась целая тонна. Причем Ридли Скотт выступил не только критиком церкви, но и богоборцем.

С церковью все понятно – ее не интересует спасение души, ей нужны земли и деньги. Старо как мир. Сложнее с Богом. Слова «все в руках Божьих» к середине фильма начинают восприниматься бессмысленной поговоркой. Остается только коронная и очень американская фраза: «Бог должен это понять, и он поймет, иначе он не Бог!»

А что же торжествует в итоге? Торжествует кодекс рыцарской чести, формула которого дважды звучит в фильме. В духе «будь бесстрашным и не твори зла, защищай обездоленных, поступай по совести и т.п.» Не верится, правда, что человек может добиться счастья, совершив то количество убийств, которое перепало кузнецу Балиану. Тем более, что большинство рыцарей упрощают кодекс: «Меч рассудит, кто прав!». Драмы опять не получилось, вышла сказка.

Идейный центр фильма долго искать не нужно – он вынесен в заглавие. Суть в том, что главный герой, совершив грех, идет молить прощения на Святую землю к Голгофе. Прощения он не получает, зато попадает в Царство Божие – Иерусалим.

Вот тут-то талант фантаста Ридли Скотта развернулся на полную катушку. Иерусалим предстает перед нами в виде мультикультурного пространства будущего. Это синтез Востока и Запада, где все молятся одному Богу, и в одну кашу смешались пыль и роскошь, кресты и полумесяцы, чалмы и носатые тапочки с кольчугами и накидками крестоносцев. Здесь вместо «здрасте», могут сказать «салям алейкум», а то и вовсе «шалом». Здесь нет рабов, а вельможи роются в грязи со своими слугами. И хозяин всему этому тоже замечательный – этакий инопланетянин в скафандре царь Бодуэн. Мирок чем-то напоминает шумный восточный базар около московского метро, где торгуют шаурмой и это впечатление усиливается от знакомого кавказского акцента в переводе.

Сие арабо-европейское Царство Божие на земле недолговечно и дни его сочтены. Хрупкая гармония свободы и морали нарушена насилием и жаждой золота. В этом смысле фильм Скотта – это предупреждение, что конфликт между Востоком и Западом может вспыхнуть с новой силой, что, собственно, и происходит.

Короче, кузнец Блума совершает в уме нехитрый силлогизм и понимает, что Царство Небесное не в Иерусалиме, а внутри - в сердце и душе. Это царство совести, в котором ценность каждого человека выше бесполезных святынь.

После героя-полубога в лице Ахилла и одержимого фрейдистскими идеями гомосексуалиста царя Александра мы получили нового героя - нормального человека, кузнеца своего счастья, как и все мы.

Ну а старичок Ридли выдал прекрасную коммерческую поделку на твердые четыре балла, которую можно посмотреть, порадоваться и забыть.