Вы находитесь здесь:   /
rss Новости rss Статьи rss Все
Тусовка России

Откровенное интервью Ромы Зверя:«Давай у нас будет ночь любви…»

Секс-символ повзрослевшего поколения, герой рока-попса Роман Билык ждет меня за столиком в кафе, покуривая сигарету. Одет очень стильно и строго: белый воротник торчит из-под черного джемпера, на ногах черные туфли – солист группы «Звери» - мужчина серьезный, ему уже 30 лет. Я сажусь перед Ромой со словами: «Меня Аня зовут», он кивает: «Аня? Я запомню». У нас впереди целый час, за который Рома расскажет мне много нового и откровенного. За этот час мне предстоит понять, что я не зря любила группу «Звери» 5 лет тому назад.

- Около года назад ты выпустил своеобразные мемуары о том, какой была твоя жизнь до приезда в Москву. Сразу же после выхода книги речь зашла о второй части, в которой будет рассказываться о твоей жизни в столице. Прошел год, хочется узнать: ну как, пишется книга?

- Книга практически дописана. Осталась редакция и коррекция – исправление ошибок, какие там имеются. То есть, практически технические вещи. Уже весной книга должна выйти.

- Из всего произошедшего с тобой за последний год там будет что-либо упоминаться?

- Да нет, тогда получится, что это бесконечный процесс. Можно дописывать, дописывать каждый год… Я остановился на 2006 году, кажется. Чем-то я там закончил, не вспомню чем. Если не закончить, можно, не останавливаясь, продолжать писать. В принципе, задача выполнена. Потому что с 2001 по 2006 год – это 5 лет, и их хватает для того, чтобы понять и рассказать хронологию событий, важных моментов каких-то. Они как раз были в эти 5 лет.

- Кстати, пару лет назад были разговоры и о фильме, который собирался снимать ваш продюсер Александр Войтинский и в котором ты должен был играть главную роль. Идея, я так понимаю, канула в бездну?

- Кино - достаточно сложный процесс и времени на это нужно уделять достаточно много. В планах и мечтах всё это осталось. Есть разные мысли, но времени нет. Так что пока это только в мечтах.

- Не хотелось бы тебе взять на продюссирование какого-нибудь молодого артиста, тем более, что в прессе уже давно ходят об этом слухи?

- (улыбается). Я занимаюсь потихонечку.

- То есть, над каким-то проектом ты сейчас работаешь?

- Да, конечно.

- А не мог бы ты рассказать об этом?

- Нет, не мог бы. Но могу сказать причину, почему нет. Потому что задача продюсера, особенно продюсера-музыканта, коим я являюсь, не мешать новому исполнителю своим именем.

- То есть, когда твой подопечный появится на сцене, никто не узнает, что его продюсер никто иной, как Рома Зверь?

- Нет, конечно, нет. То есть, может, он уже на сцене, так что… Но нет, он еще пока не на сцене! Артист должен состояться, и отношение публики к этому артисту не должно ни коим образом быть связано со мной, либо с каким-то другим известным именем. Именно к нему должны относиться, а не ко мне. Чтобы не было предубеждений, каких-то оговорок и поправок: «А, ну это подопечный того-то…» Артист должен состояться. Если он состоится, если его полюбят, может быть через какое-то время я и смогу поделиться какой-то информацией. Но смысла в этом большого нет. Я же не для огласки это делаю, не для славы, не для статуса своего, как продюсера.

- Ну, смотри, с другой стороны, если бы было известно, что продюсер этого артиста ты, многочисленная публика «Зверей» потянулась бы и к нему. Достаточно хороший ход…

- Да, ход хороший, но не для того артиста, с которым я сейчас работаю.

- Раскрой хотя бы секрет, в каком жанре твой подопечный будет работать?

- Рок-музыка.

- С чьей музыкой ты можешь сравнить свое творчество?

- Не знаю, я же не совсем объективный человек. Всё, что касается моей музыки и моей деятельности творческой – здесь я не могу оценивать и быть объективным, потому что я не могу посмотреть на себя со стороны. Это другие люди могут высказываться и проводить какие-то параллели между моим творчеством и творчеством других людей. Мне самому это сделать невозможно.

- А звездная болезнь – это не про тебя?

- Что такое звездная болезнь?

- Наверно, когда человек ставит себя выше других, когда он зазнается?

- Ну вот, когда узнаешь, что такое звездная болезнь, тогда обращайся, я отвечу.

- Твои бывшие музыканты говорили о том, что ушли из группы, потому что ты заболел этой загадочной звездной болезнью, и им это надоело.

- Это не совсем так.

- Хорошо, если не так.

- Нет, это не так, точно тебе говорю.

- Знаешь, мы уже час общаемся, и я пока в тебе звездной болезни не заметила…

- Да звездная болезнь, в том-то и дело, что все о ней говорят, но никто не знает, что это такое. Вот в чем какой-то парадокс, да? Что такое звездная болезнь? Вот ты предположила, что это значит ставить себя выше других. Что такое ставить себя выше других?

- Смотри, если вдуматься в смысл словосочетания «звездная болезнь» - звезды на небе. Когда ты себя превозносишь над людьми, наверно, это? Когда человек зазнается. К примеру, ты перестаешь здороваться с людьми, с которыми когда-то был друзьями – это бытовой случай, самый простой, но для примера вполне.

- Так можно далеко зайти и так можно начать говорить о любом человеке, начиная от дворника и заканчивая водителем троллейбуса или трамвая, что он заболел звездной болезнью. Почему нет? Он перестал с кем-то общаться, всё, звездная болезнь. Нет, нет…

- А если звездная болезнь – это когда ты считаешь себя крутым?

- Это тоже никак не относится к звездной болезни. Просто если я в чем-то разбираюсь и я в своей сфере профессионал, и я действительно чего-то добился, и это действительно чем-то подкреплено и вдруг вижу человека, ни фига об этом не знающего, который пытается мне что-то объяснить, конечно, я ставлю себя выше. Я прекрасно понимаю, что я образованнее и грамотнее в этом плане. Разве это звездная болезнь? Нет. Ставить себя выше другого человека, мне кажется, это просто оценка ситуации, не более того. Я прекрасно знаю, что что-то я делаю лучше других. И не я выше себя ставлю, а сама ситуация. Ты примерно понимаешь, что этот человек – умный, образованный, а этот – нет. И никто не ставит себя куда-то выше, всё и так видно, да?

- Наверно, ты прав: о звездной болезни все говорят, но что это такое, конкретно никто не знает…

- Ее нет, понимаешь? Артисты, о которых говорят, что они болеют звездной болезнью, точно такие же люди. Просто одни гавно, а другие – нет. Это всё зависит от характера человека. А то, что, извините, когда к человеку подходят… Допустим, он кушает в ресторане, а к нему кто-то подходит и тычит: «На, распишись!», ты в растерянности отвечаешь: «Так, ты совесть имей!». Надо знать такт, надо понимать: всё должно быть к месту. И когда говоришь: «Подожди, сейчас я доем», то думает: «Ах, ты доешь? Зазвездился…». Как это называется? Надо просто разграничивать что-то, как-то нельзя судить о человеке по какому-то там действию. Или плохо человеку, ему не до тебя сейчас вообще, у него там, в голове, ты даже не знаешь что. И как можно судить о человеке, зазвездился он или нет, ставит он себя выше или нет? Это всё очень тонко. Вопрос в другом - хороший ты человек либо не очень? Здесь уже можно подумать на тему звездной болезни.

- Ты считаешь себя хорошим человеком?

- Я стараюсь быть им.

- А вообще часто так подходят к тебе в ресторанах? Другими словами, поклонники группы «Звери» тактичны или не очень?

- Поклонники тактичны. Кто подходит в ресторанах и кто по-хамски себя ведет по отношению к известному человеку - он зачастую не является поклонником. Он просто видит известное лицо, и ему нужно сделать всё, чтобы взять автограф, сфотографироваться и ткнуть в него пальцем. Это никак к поклонникам не относится, это просто слой населения не слишком культурный. И они будут подходить к кому угодно, не только ко мне.

- Ты сидишь в Интернете? И если да, то как часто?

- Я бываю только на своем официальном сайте и всё.

- То есть, никакими аськами ты не пользуешься?

- Нет, аськи у меня нету, и общаюсь я с поклонниками только на своем сайте.

- Да, насколько мне известно, на сайте есть раздел, где ты и музыканты отвечаете на присылаемые вопросы. Причем, ответы от тебя появляются настолько часто, что создается впечатление, будто отвечает за тебя другой человек.

- Нет, отвечаю я сам, конечно. И вообще ни разу не слышал, чтобы кто-то за кого-то отвечал. Кстати, дневники я тоже не веду, просто нет на это времени. Знаю, что на всяких «Одноклассниках», «В контакте» и прочих сайтах есть 3 или 4 меня…

- Больше двадцати.

- А, ну вот! Это какие-то сумасшедшие люди, которые пишут от моего имени.

- А сколько приблизительно вопросов приходит тебе в день?

- Я как-то заходил, недельку подряд смотрел, вопросов двести в день.

- И по какому принципу выбираешь те, на которые ответить?

- На вопросы людей, которые мне более всего интересны, я отвечаю. На остальные я не отвечаю. То есть, скажем, из 10-ти вопросов, я на один, на два могу ответить. Иногда вообще не на один. Что мне нравится, то я и отвечаю. Часто пишут: «Почему ты не отвечаешь на мои вопросы?». Да потому что неинтересны они мне, поэтому и не отвечаю.

- Вчера, когда я готовилась к интервью, я зашла в этот раздел, прочитала вопросы и заметила, что некоторые из них довольно-таки странные, как и твои ответы. Например: «Рома, приезжай к нам в военную часть! Телефон такой-то, такой-то…». А в ответе от тебя просто стоит многоточие. Ты считаешь этот вопрос интересным?

- Знаешь, я же живой человек и когда я сажусь отвечать на вопросы, у меня бывает разное настроение. Иногда я могу на какие-то серьезные вопросы отвечать, иногда не хочется, потому что он спрашивает: «Рома, что для тебя любовь?», допустим. Ну, как я сейчас сяду, и три страницы буду писать? И как-то рассказывать человеку, что для меня любовь – что-то абсолютно другое, чем для него, например. Мне неинтересно отвечать на очень серьезные такие вопросы. Серьезные вопросы немножечко пугают тем, что на них очень трудно найти ответ и очень точно его сформулировать, всё равно, что вилами по воде писать, это из разряда «философские вопросы», это сугубо личное что-то. Я не могу объяснить человеку, что такое мораль, потому что для него мораль одно, а для меня - другое. А обычными словами, обычными устоями разговаривать глупо, ведь мы и так все знаем, что добро - это хорошо, а зло – это плохо, это и ежу понятно. Поэтому я не люблю такие вопросы, и мне больше нравятся вопросы, которые простые, на которые можно четко ответить. Пусть это будут вопросы, которые касаются каких-то бытовых вещей. Рецепт какой-нибудь или какая у тебя гитара., когда приедешь – что-то такое более земное. На такие вопросы очень просто ответить. А сидеть и трепаться языком на какие-то такие сложные темы… Сколько людей, столько будет и мнений. И навязывать свое, объяснять, почему так – это неправильно, я считаю. Для этого нужно с человеком разговаривать часа три-четыре, чтоб донести ему свою идею по тому или иному вопросу.

- Можешь вспомнить самый нелепый вопрос, который тебе задавали на сайте?

- Да нелепых вопросов очень много! Допустим, «Давай переспим с тобой». Это как? Я тебя не знаю, ты меня не знаешь… «Хочу от тебя детей». Ну, как можно хотеть детей от человека, которого ты абсолютно не знаешь? Очень много глупостей пишут люди. Наверно, это так от скуки развлекаются, абы что написать, твое внимание привлечь. Кто-то начинает наоборот, ругаться, обзываться на тебя, а потом так «Я пошутил». Привлекать внимание надо же чем-то. Кто-то агрессивно это делает, кто-то, наоборот, неагрессивно.

- Безумные девочки до сих пор дежурят под твоими окнами, караулят около студии, звонят? Помню, несколько лет назад такое было в бешеных количествах…

- Они не безумные, они просто хотят быть рядом с коллективом. Смотреть, получать какую-то информацию, видеть то, что другие не видят. Это не безумие, это просто повышенная любознательность и любовь к коллективу. Они узнают мой номер сотового, но не успевают позвонить. Я теперь очень часто меняю номер телефона.

- То есть, ты пытаешься себя ограничить от такого общения?

- Мобильный телефон придуман для того, чтобы общаться с людьми, с которыми ты чем-то связан: либо бизнесом, либо душой, либо еще чем-то. Но телефон – не способ общаться с неизвестными людьми.

- Ты бы стал встречаться со своей фанаткой? Если бы девочка позвонила, предложила увидеться, закрутить роман?

- Так бы я не стал, это слишком несерьезно. Я со многими поклонницами, да и с некоторыми поклонниками знаюсь и знаком. Но это не происходит так: «Давай встретимся и будем дружить». Это всё-таки, конечно же, несколько встреч. То есть, человек должен всё-таки добиться расположения. Так не бывает, со мной нельзя познакомиться, просто написав «Давай встретимся у метро и сходим в кино». Я никогда так не пойду. Если я иду в кино, и там вдруг оказывается поклонник, он может как-то со мной пообщаться. Если ему удастся еще где-то увидеть меня, на концерт прийти получить автограф, я его узнаю, я уже с ним поговорю, и пойму, что это за человек. И только после этого я начинаю заводить какие-то отношения, общаться с человеком, либо нет. Я должен сначала понимать, с кем я общаюсь, я не могу с незнакомым человеком просто так сесть и дружить. Но вот такие люди есть, они один раз встретились мне на пути, второй, третий. И я понимаю, что это достаточно вменяемые люди, интересные мне. Я начинаю с ними общаться, поддерживать отношения. Уже можно и созвониться и, может быть, встретиться. Так я встречаюсь с поклонниками. Но они даже уже не поклонники, они становятся знакомыми. Это больше уже почитатели творчества и просто хорошие люди, с которыми я общаюсь.

- А что нужно сделать поклоннице, чтобы завоевать твое внимание и даже, может быть, сердце?

- Не доставать и не быть навязчивой. Невозможно влюбить в себя человека и заставить его общаться с тобой. Поэтому просто ждать, стараться быть на виду, либо, если мы общаемся при помощи Интернета, как-то заинтересовать меня общением. То есть, обратный эффект: не настойчивость, не напролом, а наоборот. Вот тогда люди меня заинтересовывают. Они как-то не горят общаться, не пытаются набиваться в друзья. Тогда я реагирую.

- Ты когда-нибудь влюблялся в поклонниц?

- Не совсем влюблялся, прям так, но бывало, конечно.

- Никогда не возникало желания воспользоваться своим звездным статусом?

- Хочешь ты этого или не хочешь, к тебе приходят люди для каких-то определенных целей, да? И тут уже не такого вопроса, пользуешься ты или нет. Этим пользуются больше другие люди, ежели ты. Ты, как данность, ты ничего не сможешь сделать. Другое дело, что у меня просто больше выбор, чем у других мужчин.

- Люди, которые приходят к тебе с определенными целями, в итоге их добиваются?

- Не всегда.

- А от чего зависит?

- От всего зависит. От настроения, от общения, от интересов, от внешности, и так далее. Ничего не меняется, когда я встречаюсь с девушкой, то есть схема та же самая: общение, флирт, и тому подобное. Если я известный человек, это не значит, что я не добиваюсь кого-то и чего-то. Всё происходит абсолютно точно так же, как среди обычных людей. Они как-то начинают завязывать отношения, у меня всё так же. Нет у тебя никаких супер бонусов, ты точно так же ведешь диалог с человеком, понимаешь, интересен он тебе или нет. И так же меня оценивает другой человек.

- А смысл в этом всём? На утро всё, другой город…

- Ты знаешь, люди хотят брать то, что они хотят брать. Если человеку достаточно этого, он успокаивается, если ему чего-то надо, он этого добивается. Если человеку этого ничего не надо, ему просто приятно пообщаться в гостинице, посидеть, поржать, то всё так и происходит.

- Ты вполне свободно пойдешь на контакт?

- Конечно. Но если мне будет интересно. Всё добровольно, нет какой-то принудиловки. Но если мне надоел человек, я не буду с ним общаться.

- Представь, сидишь в гостинице после концерта, стук в дверь. Стоит девочка лет 15-17, кстати, несовершеннолетняя! Говорит, мол, Ром привет, ты мне нравишься, давай посидим, пообщаемся-поржем. Ты видишь ее первый раз и совсем не знаешь. Ты ее пустишь?

- Нет, не пущу.

- Потому что несовершеннолетняя?..

- Потому что это не совсем здоровая ситуация для знакомства. Я люблю более классические и привычные для всех людей. Когда мне навязывают свое общество, ломясь в дверь, я задумываюсь. Это не совсем правильно и естественно. Если бы я встретился с ней в коридоре, то может быть. А когда ко мне ломятся – это неправильно. То есть, меня вынуждают и заставляют общаться, а я это не люблю это.

- Ты не боишься после исполненной цели на одну ночь, что история получит огласку, об этом узнают все? Обычно такие случаи подрывают репутацию артиста.

- А я не встречаюсь с такими людьми. По крайней мере, стараюсь не встречаться. Я достаточно разборчив, я вижу, насколько человек умный и порядочный. Об этом даже не надо говорить, договариваться: «Давай у нас сейчас будет ночь любви, а потом ты будешь молчать». Это не обсуждается, об этом никогда не говорится вслух, всё сразу становится понятно по человеку. Ясно, что он проводит время с тобой не для того, чтобы на следующий день всем рассказать и хвастаться этим, извлечь какую-то выгоду, а просто хочется, нужно ему сейчас это.

- Тебя устраивает аудитория, которая приходит к вам на концерты? Не хотелось бы, чтобы она росла вместе с твоей музыкой?

- Публика тоже растет. Раньше им было 17, теперь им 22. Они начинают работать, заводить семьи, приходить с детьми. Сейчас приехала поклонница из Питера - женщина, 40 с чем-то лет - выиграла конкурс на нашем сайте, ответила на три вопроса. Очень много таких людей. Это кажется, что группа «Звери» – группа для маленьких девочек. Понятно, что лет 5 назад наша аудитория была – молодежь, подростки. Но они же сейчас выросли. И сейчас поколение сменилось, у 15-16летних другие кумиры. Поэтому поколение моих поклонников повзрослело, а молодежи прибавилось совсем мало.

- Не обидно?

- Нет, это закономерно, это правильно. Ты воспитал поколение, может быть, два. Ты с ними и двигаешься дальше. У каждого поколения свой герой. А поколение уже поменялось.

- Когда группа «Звери» закончит свое существование?

- Не знаю, сложный вопрос.

- Может быть такое, что тебе будет 60 лет, а ты будешь всё по тем же гастролям, без семьи и детей? На сцене, с гитарой…

- Ну почему же без семьи и детей?

- Есть какие-то рамки, когда ты планируешь убрать гитару на полку?

- Можно всё совмещать, главное – желание твое, необходимость в чем-то. Я думаю, что в 60 лет совмещу и гитару, и семью, и детей.

- Ты бы хотел умереть на сцене?

- (Смеется). На сцене нет.

- Музыка пронесется через всю твою жизнь?

- Видимо, так. Музыка – это молодость.

- Пока ты на сцене, ты молодой?

- Да, безусловно.

С распрекрасным, вечно молодым солистом группы «Звери» беседовала Анна Павлова

pavlova_a

20395
Фотогалерея
Видео
ИА №ФС77−55373 от 17 сентября 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Учредитель: ООО «ПРАВДА.Ру»
Система Orphus
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
©2006-2017 Все права защищены
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей за 24 часа Rambler's Top100