Вы находитесь здесь:   /
rss Новости rss Статьи rss Все
Тусовка России

Герои "Самого лучшего фильма" раскрывают секреты самой ожидаемой премьеры месяца

«Самый лучший фильм» был и остается, как это ни странно, самой ожидаемой премьерой месяца. Пока зритель готовит кошелек и томится в ожидании, мы решили побеседовать с главными героями картины – резидентами « Comedy Club » Гариком Харламовым и Павлом Волей, звездой комедийного шоу «Наша Russia » Михаилом Галустяном, а также молодой актрисой Еленой Великановой и признанным гением российского кино Арменом Джигарханяном. В эксклюзивном интервью Yoki.ru они рассказали много нового.

Гарик «Бульдог» Харламов

- Гарик, как Вам удается совмещать работу в кино и Comedy Club ? Одно другому не мешает?

- Что касается телевидения, Comedy Club, - на придумывании шуток и миниатюр я съел собаку. Уже почти пять лет каждую субботу мы выдаем новый материал с новыми репризами. Comedy Club стал родным домом. Но для меня сейчас приоритет – кино. «Самый лучший фильм» - это один большой дебют: мы дебютировали и как сценаристы, и как актеры, и в продюсерском плане, и так далее. Но на него положено три года. Поэтому для меня, конечно, самое важное сейчас – это кино, и я молюсь, чтобы всё получилось.

- Как вообще это происходит, когда сценарий пишут несколько человек?

- По-разному, если честно. У нас бывали мозговые штурмы, а бывало, что кто-то отвечал за концепцию, кто-то – за гэги, кто-то – за общение настроение. Это целый процесс, очень сложно объяснить. Естественно, как и любой творческий процесс, написание сценария было тесно связано со спорами и даже ссорами. Потому что чем больше людей участвуют в творческом процессе, тем больше мнений и разногласий. Но у нас, слава Богу, хватило ума довести всё до конца.

- Сколько времени потребовалось для того, чтобы написать сценарий?

- Около трёх месяцев.

- Многое из сценария не вошло в фильм?

- Да, конечно. Не могу вспомнить что-то конкретное – мы работали над фильмом три года. Могу сказать, что написали изначально сто страниц, а это – трагически много. Рабочий материал составил что-то около трех часов, так что, естественно, многое не вошло. Но не вошедшие в финальную версию фильма куски окажутся на диске – например, почти не вошла пародия на «Мою прекрасную няню».

- А много ли было импровизации на съемочной площадке?

- Да, тоже много. Например, разговор с отцом – вы его увидите в фильме. Или знакомство с папой Насти. И еще много не было в сценарии.

- Каково было работать с Арменом Джигарханяном?

- Знаете, если бы лет 5 назад мне сказали, что я буду работать в паре с Арменом Борисовичем, я бы посмеялся и ни за что не поверил. Но тут такое дело… Да, мы действительно сняли в своем фильме Армена Джигарханяна, и это для меня оченьо масштабное событие, в каком-то плане.

- Он как-то помогал Вам?

- Да, конечно. Он много советовал и поддерживал всех на съемочной площадке.

- Вам легко было играть своего героя?

- У меня двоякое ощущение. Одно дело – сниматься, когда тебе роль принесли. И совсем другое – когда ты по ходу съемок еще и придумываешь, когда роль возникает на глазах. Ее можно было пощупать руками и думать, куда вертеть. У меня, как у актера, есть такая особенность: я легко могу увидеть какие-то ошибки у других и подсказать, как лучше сыграть, а вот в отношении меня самого это совершенно не работает. Причем не потому, что я считаю себя таким актерским гением. Совсем наоборот. У меня это как с фотографией на паспорте: человеку никогда не нравится, как он сфотографирован, а другие смотрят и говорят, что вроде ничего.

- Ваши представления о рае совпали с тем, каким Вы представили его в кино?

- Вообще, я не задумывался об этом. Но если это то, что действительно ждет нас на небесах, то я буду очень рад!

- Сначала Вы хотели назвать фильм «Очень русское кино». Потом поменяли название на «Самый лучший фильм»? С чем связаны такие перемены?

- Поначалу мы не ожидали того, что в итоге получилось. Было простое название, доказывающее еще раз, что фильм-то действительно русский. После съемок мы просмотрели рабочий материал и поняли, что это действительно самый лучший фильм. Пришлось быстро менять название.

Елена Великанова

- Как вы оказались на съемочной площадке проекта «Самый лучший фильм»?

- Чудом (смеется)! Мне просто сказали, что вот есть такая роль, - я и пришла на пробы. Причем я помню, что ворвалась сразу не туда, где проходит кастинг, а где проходило совещание продюсеров. По ошибке.

- Но ведь после этого они не могли Вас не взять? И пробы были не нужны.

- Нет, пробы всё-таки были. Без них нельзя. Но, говорят. Формальные.

- Как работалось на съемочной площадке с Гариком Харламовым?

- Очень хорошо. На самом деле, комедия – очень сложный жанр. Такие люди, как Гарик, Паша Воля, Миша Галустян, - они работают непосредственно в этом жанре всю свою жизнь, а я еще в институте позиционировала себя как драматическую актрису. Были такие моменты, которые оказывались для меня непонятными и сложными. Я даже терялась, но мне помогал режиссер и остальные ребята. Было сложно, но очень весело.

- Какой момент в фильме дался Вам сложнее всего?

- В фильме есть эпизод, когда герои Павла Воли и Гарика Харламова устраивают бой. Там я вишу, привязанная к каркасу кровати. Меня привязывали утром и отвязывали поздним вечером. Было дико неудобно висеть в таком положении, приходилось периодически держать равновесие. Наверно, это был самый сложный момент конкретно для меня.

Михаил Галустян

- Когда Вы впервые услышали о том, что будет «Самый лучший фильм»?

- Да, я, в общем-то, давно знал, что ребята пишут фильм. Артур «Чип» Тумасян, Царство ему небесное, - еще с ним писали сценарий. Джавид, Саша Онипко и Чип были авторами этого проекта. Чип, к сожалению, так фильм и не увидит – он погиб в авиакатастрофе.

Сколько времени прошло от задумки до реализации

Идея возникла вместе с зарождением камеди. Но тогда не было достойных фильмов которые можно пародировать. После выхода дзоров и 9 роты мы уже задумались. Итого 3 года.

- И как Вам профессия киноактера? Чувствуете разницу в сравнении со сценой?

- Да, разница есть, причем огромная. И я даже немного жалею, что из-за этого мне пришлось перестроиться. Когда играешь на сцене, то ты пытаешься махать руками, чтобы тебя и в двадцать пятом ряду видели и чувствовали твою энергию. А в кино требуется не так много жестов. Если это крупный план, то ты вообще практически не шевелишься и должен играть именно глазами и лицом, не помогая себе ни руками, ни телом. Я, когда был на сцене, всегда помогал себе телом, зная свою органику, а здесь пришлось перестраиваться.

- «Самый лучший фильм» - первая российская пародийная картина. Как Вы относитесь к американским фильмам этого жанра?

- Безумно нравятся. Я обожаю этот жанр, пересматривал все по нескольку раз. Но в любом случае для меня комедии не являются основным жанром. Комедия – это всегда позитив, но иногда хочется проникнуться другим. Постоять у зеркала и попробовать сыграть так, как другие сыграли в той или иной серьезной сцене.

- Каким количеством копии Вы выпускаете фильм в прокат?

- «Самый лучший фильм» выходит около 744 количеством копий.

- Вы не боитесь, что из-за отсутствия цензуры, молодому поколению запретят смотреть этот фильм?

- Это ваше дело, смотреть этот фильм или нет. Так же, как и « Comedy Club ». Если родители скажут: «Не смотри, сынок, этот фильм», то, значит, ребенок не увидит самый лучший фильм. Вот и всё. А те, кто захочет, с фонариком да под одеялком всё равно включат и посмеются. Над фильмом, естественно.

Павел «Снежок» Воля

- В фильме Вам приходится играть поначалу образ героя-любовника, а затем – адского сексуального маньяка. Какой из них Вам ближе?

- Начнем с того, что мой образ- собирательный. Это не конкретный человек, а вся российская эстрада, которая, точно так же, как мой герой, в итоге всегда оказывается не тем, чем пытается казаться. И если говорить о герое-любовнике, любой парень гораздо более герой и гораздо более любовник, чем мой жалкий персонажик. А уж я-то тем более дам ему фору! Мне для этого даже не нужно сниматься в порнушке с немецкими режиссерами.

- Порнушке?

- Да, у нас там есть в конце отличная сцена с немецкой порнушкой. Девочки, писи – всё, как положено. Рассказывать подробности не буду, сами увидите.

- В каких сценах в фильме Вы нравитесь себе больше всего, а в каких - меньше?

- Совершенно отвратительные сцены, в которых я лысый. То есть, сами по себе это сцены хорошие и смешные, но у меня там вид, прямо скажем, отвратный. Да и в целом, я не люблю смотреть на себя на экране, мне вообще не нравится, как я выгляжу. Зато могу сказать, какой кадр в фильме самый красивый. Это когда бригада Харламова едет на стрелку с мексиканцами, и их черные крутые тачки разъезжаются по взлетной полосе.

- Правда ли, что специально для создания правдивого образа своего героя Вы похудели на 10 кг?

- Наглая ложь! Передо мной вообще не ставилось такой задачи – достичь определенного веса, чтобы соответствовать образу. Да даже если бы и ставили, ничего бы не вышло, я уже давно не могу ни похудеть, ни потолстеть. У меня с 11 класса школы вес не меняется: как был 60 кг, так и остается.

Армен Джигарханян

- Армен Борисович, расскажите о Ваших впечатлениях от работы с молодежью.

- У меня остались очень приятные впечатления от работы с ними. Они все – работяги, профессиональные люди. Конечно, есть некоторые проблемы, которые, я думаю, они устранят со временем, с опытом, всё-таки это – первый их фильм. Вы же знаете, как говорят в искусстве: трудно первые тридцать лет.

- Вы чему-то их учили?

- Я никогда никого не учу, даже у себя в театре. Только говорю: я бы сделал так. Но здесь для этого не было повода.

- А в своей роли Вы что-то меняли?

- Кино – это живая работа, начиная от слов, которые произносятся, заканчивая, например, тем, что в каждую дверь войти и выйти. Ребята в этом плане проявляли удивительную гибкость. И еще – они приходили на площадку, точно зная, чего хотят. Это очень важно!

- Такое в российском кино – редкость?

- К сожалению, да. У нас в стране, простите за обобщение, слово «профессионал» - почти ругательство.

- До начала съемок в «самом лучшем фильме» Вы были знакомы с творчеством тех, с кем Вам предстояло работать?

- Нет, даже по телевизору не видел – я просто не смотрю телевизор. Так что впечатление у меня было самое девственное. Могу сказать, что не возникло ни аллергии, ни раздражения. Они все – очень духовные люди, так мне показалось. И это при том, что все, что они делают, почти на грани фола.

С лицами, возможно, «Самого лучшего фильма» беседовала Анна Павлова

pavlova_a

11787
Фотогалерея
Видео
ИА №ФС77−55373 от 17 сентября 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Учредитель: ООО «ПРАВДА.Ру»
Система Orphus
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
©2006-2017 Все права защищены
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей за 24 часа Rambler's Top100