Вы находитесь здесь:   /
rss Новости rss Статьи rss Все
Музыка

Концерт-загадка в день реабилитации царской семьи

Странные совпадения преподносит нам жизнь. То, что на открытии сезона «Геликон-оперы» 2008-2009 годов, которое состоялось вчера в новом здании театра на Новом Арбате, давали российскую премьеру оперы Джея Риза «Распутин» объяснимо. В некотором смысле и потому, что совсем недавно, в июле 2008 года, отмечалась печальная 90-летняя годовщина убийства царя Николая II и его семьи в Екатеринбурге.

Но то, что спектакль состоится именно в тот день, когда Президиум Верховного суда РФ примет сенсационное решение о реабилитации Царской семьи… - и представить себе было невозможно. Тем паче, что Великая княгиня Мария Владимировна многие годы безуспешно добивалась этого вердикта и от Генеральной прокуратуры и от Верховного суда РФ. Удивительное совпадение…

Опера «Распутин» написана современным американским композитором Джеем Ризом (род. в 1950 г.) на собственное либретто по заказу театра «Нью-Йорк Сити Опера» и посвящена выдающейся американской певице Беверли Силз. Мировая премьера состоялась двадцать лет назад – 17 сентября 1988 года. В работе над сценарием Риз обращался к мемуарам непосредственных участников событий, к фактам русской истории, к учению «хлыстов», к которым принадлежал Г. Распутин.

Фигура «старца» и на самом деле оказала очень серьезное влияние на ход всемирной истории. Как известно, Распутин обладал сильнейшим и мистическим влиянием на Александру Федоровну – жену последнего русского императора - и в некоторой степени и на самого Государя. Влияние это объяснялось способностью «старца» останавливать кровотечение у наследника престола цесаревича Алексея, болевшего гемофилией (несвертываемостью крови), и вызывало возмущение у значительной части общества.

В «Геликон-опере» спектакль «Распутин» поставил ее художественный руководитель Дмитрий Бертман. Музыкальный руководитель и дирижер – Владимир Понькин. Сценография и костюмы – Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева. Русский текст оперы написан Валентиной Смирновой и Анной Булычёвой.

Опера была представлена в анонсах «Геликона», как «опыт полистилистики». С чем согласиться трудно, потому как перед нами скорее китчевый концерт-загадка, в котором то и дело предлагается угадать, музыку какого из композиторов использует автор в том или ином эпизоде.

Так начинается и заканчивается опера сонористическими опытами в стиле Булеза или раннего Пендерецкого, встречаются в ней и другие атональные эпизоды, которые вдруг сменяет небольшая прослойка в стиле «Хованщины» и большой кусок Рихарда Штрауса, перемежающийся вальсом из «Лебединого озера», небольшими фрагментами из «Пиковой дамы», а также танго и фокстротом начала ХХ века в сцене в кабаре.

Кабаре?!. Ну да! Тут один из главных персонажей оперы князь Феликс Юсупов, известный своей сексуальной ориентацией, танцует в женском платье в окружении мужского кордебалета, также загримированного под женщин. Сегодня бы это назвали «шоу трансвеститов» в каком-нибудь гей-клубе.

Второй акт открылся большим «римейком» Равеля. А ближе к финалу, когда музыкальные эпизоды начинают мелькать с калейдоскопической быстротой – как в рекламных клипах - Рахманинов сменяется Бородиным или Римским-Корсаковым, потом царь и царица поют вокализы в стиле Концерта для голоса с оркестром Глиэра, а за «Игроком» Прокофьева следует «Царь Эдип» Стравинского. Всех не перечтешь!

И на этом фоне подлинным героем спектакля можно назвать оркестр, руководимый твердой рукой Владимира Понькина, который с великолепным мастерством без видимых «швов» переходит от одного стиля к другому.

Надо сказать, что прекрасно справились со своими нелегкими партиями и вокалисты. И бас Николай Галин (в главной партии), и тенор Василий Ефимов, продемонстрировавший вдобавок еще и незаурядные хореографические способности (князь Феликс Юсупов), а также известная сопрано Татьяна Куинджи (Александра Федоровна).

Особо надлежит сказать о сценографии действа. Основа декорации - увеличенная до размеров сцены упаковка из папье-маше - в такой таре нынче перевозят куриные яйца. Ну а на сцене, в гигантских ячейках - увеличенные муляжи половинок яиц Фаберже, в которые периодически прячутся персонажи спектакля – и участники хлыстовского радения, и персонажи последующей оргии, и великосветские «наложницы» Распутина, и он сам, и лица из персонажей кабаре.

Совершенно уморителен финал оперы - когда близ самого задника, из очередного открывшегося яйца Фаберже, выскакивает, как deus ex machine , крошечный Ленин при огненно-рыжей эспаньолке, наряженный в красный костюм, подсвеченный красными прожекторами, с кепкой в сжатом кулачке и начинает выкрикивать самые что ни на есть подлинные фрагменты из собственных сочинений.

На сцене же тем временем появляются сталинские физкультурники. Мужчины - в смокингах с бабочками и в буденовках на головах, дамы – более исторически верно - в комсомольских косынках и с пряжками в виде серпа и молота. Зал встретил финал дружным хохотом, на радость сидевшим в зале сочинителю и режиссеру.

Зал, как всегда на спектаклях «Геликон-оперы», был переполнен и наградил участников премьеры самыми настоящими овациями. «Громко было, но…здорово» признался пришедший на премьеру Эльдар Рязанов.

А самое главное – нескучно. Как умеет Дмитрия Бертман. Динамично и ярко. И музыкальные загадки разгадывались довольно легко. А кто еще не разгадал – милости просим. До конца недели на Новом Арбате – сплошной «Распутин». «Ра-Ра-Распутин…»… Ой, да это, впрочем, из какой-то совсем другой оперы.

Владимир Ойвин

urushev_p

5787
Фотогалерея
Видео
ИА №ФС77−55373 от 17 сентября 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Учредитель: ООО «ПРАВДА.Ру»
Система Orphus
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
©2006-2017 Все права защищены
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей за 24 часа Rambler's Top100